b8e5d7cd

Сахаров Андрей Дмитриевич - Воспоминания



Андрей Дмитриевич Сахаров
ВОСПОМИНАНИЯ
ПРЕДИСЛОВИЕ
Летом 1978 года по настоянию Люси, при некотором сопротивлении с моей
стороны, ею преодоленном, я начал писать первые наброски воспоминаний. В
ноябре 1978 года, т. е. еще до моей высылки в Горький, часть набросков была
похищена при негласном обыске. В марте 1981 года сотрудники КГБ украли мою
сумку с рабочими блокнотами, документами и дневниками, при этом опять
пропала часть рукописей воспоминаний. В течение 1981-1982 годов я
восстановил пропавшее и продолжил работу, написав большую часть текста.
Сегодня книга перед вами. (Дополнение 1987 г. Эти слова были написаны мною
в сентябре 1982 года, и я действительно думал, что книга скоро выйдет в
свет. Но уже в октябре того же года КГБ украл 900 страниц готовой рукописи;
потом был обыск у Люси в поезде с новыми изъятиями, ее инфаркт в апреле
следующего года; в мае она - лежачая больная - вынуждена вопреки всем
правилам медицины и самосохранения выйти ночью из дома (днем у двери
дежурили милиционеры), чтобы передать для пересылки восстановленные мною с
огромным трудом за полгода страницы; потом 2,5 года борьбы за ее поездку,
суд над Люсей, операция на открытом сердце, Люся пишет "Постскриптум"; еще
через полгода мы возвращаемся в Москву. И вот я опять повторяю: "Сегодня
книга перед вами".)
Я считаю мемуарную литературу важной частью общечеловеческой памяти. Это
одна из причин, заставивших меня взяться за эту книгу, так же как и многих
раньше и, я думаю, после. Другая причина - при широком интересе к моей
личности очень многое из того, что пишется обо мне, о моей жизни, ее
обстоятельствах, о моих близких, часто бывает весьма неточно, я стремлюсь
рассказать верней.
И, наконец, я исходил из того, что круг людей, которым могут быть интересны
мои воспоминания, достаточно широк в силу необычных обстоятельств моей
судьбы, в которой последовательно сменились столь различные периоды, как
работа на военном заводе, научно-исследовательская работа по теоретической
физике, 20 лет участия в разработке термоядерного оружия в секретном городе
("объекте"), участие в исследованиях в области управляемой термоядерной
реакции, общественные выступления, участие в защите прав человека,
преследования властями меня и моих близких, высылка в Горький и изоляция (и
возвращение в Москву в период "перестройки" - добавление 1987 г.).
Я рассказываю о событиях и впечатлениях моей жизни, о близких мне людях и о
других, чья роль в ней также была значительной в том или ином смысле, о
повлиявших на меня идеях, о своей научной, изобретательской и общественной
деятельности. Я оказался свидетелем или участником некоторых событий
большого значения - я пытаюсь рассказать о них. При выборе материала и
способа изложения я считал себя в большой степени свободным. Книга эта - не
исповедь и не художественное произведение, это - именно свободные
воспоминания о мире науки, о мире "объекта", о мире диссидентов и просто о
жизни. По времени воспоминания охватывают мою жизнь начиная с детства и до
настоящего времени.
В 1984-1986 годах подготовку к печати переданной на Запад частями рукописи
этой книги проводили по моему поручению Ефрем, Эд Клайн, редактор
английского издания Ашбель Грин, Люся во время своего пребывания в США. В
условиях нашей горьковской изоляции они не имели возможности переслать мне
рукопись для просмотра, не могли посоветоваться по телефону или письменно
по поводу возникающих неясностей.
К концу 1986 года работа над рукопись



Назад