b8e5d7cd

Самухина Неонилла - Здравствуй, Машенька



Неонилла Самухина
ЗДРАВСТВУЙ, МАШЕНЬКА!
Ты прости меня, что не писала так долго - закрутилась, завертелась, как
веретено, а толку чуть, и время ушло...
Ты помнишь пустыню Сахару, какую во мне оставил мой бывший муж после
развода? Ты знаешь, не хотела тебе писать об этом раньше, но видно придется
признаться: твоя подруга все возненавидела и иссохшейся, древней старухой
бредет по жизни. Вот такой "поэтический" образ...
Ты спрашиваешь о поклонниках, признаюсь - не обездолена я в этом
вопросе, но стала замечать, что поклонники мои в последнее время все больше
увлекаются самим процессом поклонения, а я в этом процессе как будто уже и
не участвую. Смотрю со стороны на их руки, так трепетно прикасающиеся к моим
пальцам, и ничегошеньки, кроме их географического расположения, не ощущаю!
Осознала я это недавно и ужаснулась - неужели старею?!
А тут пришла осень, странная такая, теплая, можно сказать, весенняя. И
что-то во мне сдвинулось. Будь я деревом, наверное, вся бы покрылась
почками-цветами и заблагоухала. Жар какой-то заполыхал в груди, истома,
темные желания с дразнящими дикими видениями. Сны стали сниться. Помнишь
этот анекдот, когда доктор спрашивает пациента: "Вас мучают эротические
сны?", а тот ему в ответ лукаво: "Ну почему же, доктор, мучают?". Ну, так
вот, они, сны, то есть, меня не то чтобы мучают, но одолевают. Причем снятся
не люди, а ощущения и музыка. Просыпаюсь и думаю - сбрендила, а потом
решила, что все это неспроста и стала ждать чего-то неземного. И вот это
"неземное" пришло, точнее - подземное.
Иду как-то по Питеру и вдруг вижу мужчин, оказывается, они тоже живут в
нашем городе! Ты знаешь, меня это вдруг так поразило! И вот такая пораженная
захожу я в метро, вношусь на чужих бедрах и плечах в, как всегда, битком
забитый вагон и припарковываюсь в полувисящем положении на чьей-то мужской
груди. Поднимаю глаза, Машенька, и обомлеваю, потому что то, что я вижу в
десяти сантиметрах от своего лица в метро возить нельзя, это нужно держать в
картинной галерее какого-нибудь знаменитого картинного музея. Потому что у
него, Машенька, есть губы... Нет, у него еще есть глаза, ах, какие это
глаза, Машенька! Их взгляд словно ударил меня в грудь. От этого удара что-то
скатилось в низ живота и замерцало-закололо звездочками-иголочками. А в
голове будто взрыв полыхнул, залив жаром лицо и шею. Как-то отстраненно, но
мгновенно я осознала значение слов: "перехватило дыхание". Помнишь, как мы с
тобой в десятом классе ходили с нашими мальчишками в кино, и Колька Иванов,
вроде как случайно и незаметно клал свою руку на мою. Я помню, что сердце у
меня тогда буквально выпрыгивало из груди и таяло где-то в вышине, а его
горячие капли падали сверху и обжигали мне грудь и живот, которых скручивало
спазмами такого наслаждения, какого мне не доводилось испытать, даже став
женщиной. Кому сказать - не поверят, но самым счастливым местом в моей жизни
до недавнего времени было старое изодранное кресло в кинотеатре маленького
таежного поселка. Так вот, чувствую, что сердечко мое, совсем как тогда,
через солнечное сплетение упорхнуло к потолку вагона и начинает там
плавится. И тут моя дурацкая модная челка, как назло, падает на правый глаз.
Стою, как идиотка, руки к телу прижаты, поправить нечем, смотрю на него
беспомощно левым глазом и не знаю, что делать. И тогда он наклоняется и
своей щекой отводит мою челку в сторону. Ты знаешь, я жутко восприимчива к
запахам, от него же повеяло такой сногсшибательной смесь



Назад